Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Философы И. Ильин и Е. Трубецкой о ген. Деникине

В  своей статье «Русская эмиграция и коллаборационизм» https://ruskline.ru/news_rl/2021/05/05/russkaya_emigraciya_i_kollaboracionizm  я привел слова И. Ильина   о генерале Деникине, которого он обвинил в клевете на ген. фон Лампе .   Что это за клевета, я пояснил  -  фон Лампе, вопреки  утверждению Ильина,  действительно сотрудничал с гитлеровским режимом,  и Деникин  со своими «клеветническими нареканиями» на самом деле был абсолютно прав.    

Надо сказать, Ильин давно имел зуб на Деникина. Еще в письме 1927. 22 февр к ген.  Врангелю   он написал так: «деникинщина есть керенщина внутри белого движения».

Collapse )

О наивных "белых" коллаборационистах

Тут в ВК один френд мне написал по поводу белоэмигрантов, которые разделились на оборонцев и пораженцев (сторонников победы СССР и сторонников победы Германии): «... а какая, простите, разница, у кого и какое было мнение из белоэмигрантов в отрыве от исторического контекста? ...Знали ли белоэмигранты о зверствах немцев на восточном фронте? Если да, то откуда? Из местных газет? Или может быть, из писем в самую открытую страну?» Поскольку подобные утверждения встречаются часто, от напишу на это отдельную заметку.

Во первых, дело не только в зверствах. Война сама по себе зло, даже если солдаты воюющих сторон ведут себя как благородные рыцари из сказок и  убивают только солдат противника. В данном случае гибли солдаты нашей страны. Наши, русские люди, вчерашние простые крестьяне в большинстве, а вовсе не чекисты. И для русского патриота-белоэмигранта это должно быть небезразлично. Тут я процитирую из письма 2 февраля 1940 года . О. Бредиус-Субботиной писателю И. Шмелеву. В связи с событиями советско-финской войны она написала: 

«Никому не приходит в голову сделать разницу между Россией и большевиками. Все рады погибели не Советов, а России. Как тяжело это. У нас делаются сборы на Финляндию, а какие их побуждения? За красивые слова прячут пустые инстинкты. И. А. пишет, что на Финскую войну смотрят как на продолжение нашей Белой войны. Да, это так, но только тогда, если или Русские извне, или Русские изнутри смогут встать у руля истинной России. Все остальные, кто бы они ни были, не друзья наши.

Финны России тоже не друзья. Никому нет дела до нашей трагедии. Больше 20 лет смотрели все спокойно как русский народ истреблялся большевизмом, и никто не находил это безбожным. Всколыхнулись же нации только тогда, когда их интересам грозит опасность.

Я считаю, что Финская война - только благоприятная почва для толчка Сталину в спину, но сама по себе она Россию не спасет, т.к. до России никому нет дела. И когда тут злорадствуют, что уже 300 000 русских воинов уничтожено, так радуются не истреблению 300 000 большевиков, а именно русских». http://shmelev.lit-info.ru/shmelev/pisma/bredius-subboyinoy/1939-1942.htm

Во вторых, любой более менее вменяемый человек должен был понимать, что Гитлер вторгся на территорию СССР вовсе не для того, чтобы осчастливить русский народ (и другие народы СССР) освобождением от кровавого большевицкого режима. Захватнические войны ведутся не для подобных целей. Тем паче,что Гитлер уже успел почти всю Европу подмять. Спрашивается, от каких большевиков он монархическую Югославию освобождал?

В третьих, я, наверное, не открою никакого секрета, если скажу, что зверства совершаются практически всеми сторонами во всех больших войнах. Определенный процент отморозков всегда присутствует. И белыми во время гражданской зверства  также совершались. И солдатами русской императорской армии тоже. И думать, что немцы будут здесь счастливым исключением, — по крайней мере глупо.

В четвертых,  зверства относительно мирного населения и пленных русских солдат совершались немцами и в первую мировую. Поэтому рекомендую ознакомиться с документами  о немецких зверствах в 1914–1918 гг.  — http://militera.lib.ru/docs/da/o_nemetskih_zverstvah/index.html. Хотя бы главой «Насилия и издевательства над мирным населением [11]». Очень сомневаюсь, что, по крайней мере, высшие офицеры белой армии ничего об этом не знали.

В пятых, у белоэмигрантов, особенно тех, кто повоевал с немцами в первую мировую, никаких иллюзий относительно прирожденного благородства немцев быть не могло. Напомню, что именно немцы первыми в первую мировую применили газы, что было запрещено Гаагской Декларацией 17(29) июля 1899 года.  Россия и другие страны только после немцев решились на это. Этот факт вообще является общеизвестным.

Наконец, нацисты особо и не скрывали своего отношения к русским. По этому поводу процитирую слова из письма генерала А.И. Деникина начальнику РОВС А.П. Архангельскому:

"Челобития ваши и начальников отделов РОВС, о привлечении чинов его на службу германской армии, после того, как Гитлер, его сотрудники и немецкая печать и во время войны, и задолго до нее высказывали свое презрение к русскому народу и к русской истории, открыто проявляли стремления к разделу и колонизации России и к физическому истреблению ее населения, — такие челобитные иначе как преступными назвать нельзя"

Так что никакого повода думать, что немецкие вояки, вдохновленные античеловеческой идеологией нацизма, будут счастливым исключением на фоне других народов, и принесут «освобожденному от большевиков» русскому народу мир и порядок, у белоэмигрантов не было. И довольно об этом.

Кочетковщина и власовщина

Немного дополнил свою ЖЖ-ную статью и опубликовался в БО. Добавил про участие представителей кочетковского СФИ в прошлогодней провласовской конференции в Праге. Сии представители - декан исторического факультета СФИ Константин Обозный и доцент исторического факультета СФИ Кирилл Александров. К. Александров - весьма известная фигура. В свое время чуть не стал доктором исторических наук, но у патриотов это вызвало негодование по причине власовсих симпатий сего историка прои освещении темы коллаборационизма. Так что доктором сей неовласовец все же не стал (только кандидат пока). А вот о том, что он преподает в кочетковском СФИ, для меня оказалось новостью, хотя и неудивительной.

Мазепа и запорожцы

В  дополнение к моей заметке "О "борце за свободу Украины" гетмане Мазепе"  https://fulas.livejournal.com/59458.html об известном историческом деятеле, поднятом нынешними украинскими "патриотами" на знамя.

Украина в целом, как известно, гетмана Мазепу, предавшего Петра Великого во время русско-шведской (Северной) войны, не поддержала. Поддержали его только запорожские казаки (сичевики) во главе с их кошевым Костем Гордиенко. Однако интересно, как складывались отношения Мазепы с запорожцами  в ту пору, когда он еще был на службе русского царя. Процитирую историка Соловьева:

" Гетман Мазепа слал письмо за письмом о запорожских поведениях. «О злом намерении проклятых запорожцев мало не чрез всякого гонца моего и чуть не чрез всякую почту как великому государю, так и вашей вельможности я писал, а никакого ответа не имею», - писал Мазепа Головину. «Не так страшны они, запорожцы, понеже малое их собрание, и не так страшны пересылки с ними хана крымского, как то зело рассуждати надобно, что чуть не вся Украйна тем же запорожским духом дышет, понеже обыкность та, что народ посполитый своеволю любит, и всякий под властию пребывающий желает оной над собою не имети». Мазепа доносил, что запорожцы заключили союз с юртом Крымским, будучи особенно недовольны тем, что подле них царь строит крепость Каменный Затон.

Для объяснений по этим делам поехал к гетману знаменитый прибыльщик Курбатов, и Мазепа объявил ему, что в Каменный Затон необходимо сейчас же прислать два или три полка доброй пехоты на случай соединения запорожцев с ханом крымским: задержанных в Москве запорожцев и жалованье прислать к нему, гетману, или в Севск, чтоб можно было отослать их немедленно же в Запорожье, если запорожцы усмирятся, а после думать, как наказать их за прежние преступления. Изгнать запорожцев из жилищ их или привести в совершенное покорение трудно, во-1) потому, что если сядут в Сече в числе 5000, то идти на них надобно будет генеральною войною, что ныне невозможно, а Белгородским разрядом их не прогнать. Во-2) будет им помощь от хана. В-З) если, испугавшись большого войска, выйдут из Сечи, то пойдут во владения хана, поселятся на Кардашине, в низ Днепра к морю, или в прогноях, пущее разорение будут чинить, и иные к ним будут перебегать, а что турки хотят войны - это ясно, потому что без их позволения хан не заключил бы с запорожцами союза. Предложение было принято, задержанные запорожцы отпущены в Сечь. На Запорожье поехал стольник Протасьев с жалованьем и с требованием, чтоб запорожцы присягнули на верность великому государю. Козаки объявили Протасьеву, что им креста целовать не для чего, потому что они великому государю крест целовали прежде и потом не изменяли, хану крымскому никогда не присягали и посылали к нему не для измены, а для того, что прежде они знали, зачем ходили посланники из Москвы к туркам и в Крым, а теперь ни о чем не знают: ходят послы из Москвы и от гетмана в Турцию и в Крым мимо Сечи; для того они и посылали в Крым, чтоб подлинно обо всем осведомиться. Протасьев настаивал, чтоб целовали крест. «Присягнем тогда, - отвечали запорожцы, - когда прикажет великий государь снесть Каменный Затон и подтвердит грамотою права наши на земли по Днепру и Самаре». Все старания Протасьева привести их к присяге остались тщетными. По этому случаю Мазепа писал Головину: «Вижу, дондеже того проклятого пса, кошевого Кости Гордеенка, не станет, по тех мест не надеяться к твердой и всецелой от запорожцев верности. Не знаю, какой другой изобрести способ, дабы не токмо того безбожного тот уряд, но и дни его прекратити. Ныне паки пишу к желательным моим в Сечь, желая, чтоб сыскался и поднялся такой человек, дабы его, проклятого пса, не стало». Царь велел Мазепе приехать в Москву, а до тех пор не делать запорожцам никаких тяжких насилий.

Желание гетмана исполнилось: в июле 1703 года он писал Головину: «Слава господу богу! радением и неусыпным моим старанием проклятый пес Костя кошевой если не испустил проклятой своей души, то по крайней мере с кошевства с бесчестием скинут; понеже все поспольство на него восстало за то, что с разбойниками знался и добычу у них брал, и если б из Сечи в луга не ушел, то, конечно, не был бы жив. После сего побега выбрали в кошевые Герасима Крысу, и теперь можно надеяться, что войско низовое будет в надлежащем великому государю послушании». Но радость гетмана была непродолжительна: в сентябре он уже писал Головину: «Запорожцы своим желательством ко мне вновь отозвались: не только бедных людей селитреные майданы, нечаянно напав, совсем разорили, но и мой, гетманский, до основания снесли и учинили мне убытку на 8000 рублей. Не знаю, что с такими бездушниками впредь делать, понеже их никаким способом, ни милостию, ни дачами, ни вольностию, не можно усмирить». Новый кошевой сокрушается, что не может исполнить своего обещания, данного в Москве и в Батурине: со всех сторон прибывающее гультяйство над постоянным, добрым товариществом взяло силу и похваляется Новобогородицкий и другие городки разорять. В декабре новые вести: Крысу сменили и на его место снова выбрали Костю Гордеенка, который в начале 1704 года объявил прямо царскому посланцу: «Каменнозатонский воевода Шеншин чинит нам всякие обиды, лошадей отнимает, меня и все поспольство бранит и называет подданными своими, всячески угрожает, говорит, будто солдаты, бегая из Каменного Затона, живут у нас в Сече. Но у нас таких беглых солдат в Сече нет, а хотя б и были, то у нас издревле такое поведение: кто придет, тех принимаем, и, кто захочет, тот у нас живет. Да он же, воевода, присылает на кош людей своих для проведывания, что между нами чинится, а у нас мало ли какие есть пьяные козаки, говорят, кто что хочет, и того слушать у них нечего, да он же, воевода, держит нашего запорожского козака в колодке безвинно. И если он, воевода, и впредь будет так делать, то нам уже терпеть больше будет нельзя; чтоб от его злых поступков не учинилось какого возмущения, которое может обхватить и весь север, не возмутить бы этим и всю Малую Россию».

Прошел год, и у Мазепы старые песни. 8 января 1705 года гетман писал Головину: «Запорожцы ни послушания, ни чести мне не отдают, что имею с теми собаками чинити? А все то приходит от проклятого пса кошевого, который такую в себе хитрость имеет, что всегда, собрав к себе сначала атаманов, приватно переговорит, потом раду сбирает, в которой, будучи наполнены его духом, то кричат и говорят, что им велит; для отмщения ему разных уже искал я способов, чтоб не только в Сечи, но и на свете не был, но не могу найти, а все от дальнего расстояния и некому поверить».

http://www.spsl.nsc.ru/history/solov/main/solv15p2.htm Соловьев. История России... т.15. гл 2.

Как видим, гетман Мазепа своих будущих соратников - по борьбе за "незалежность" не жаловал. Самого же кошевого Гордиенко называл проклятым псом. Когда же вместе с ними предал Россию и перебежал на сторону шведского короля Карла, запел по другому. Здесь обратимся к другому известному историку, Костомарову (кстати говоря, считающемуся украинофилом):

"12 марта в субботу собрали раду. Прочли длинное послание Мазепы. В нем излагались разные тягости, которые терпела Украина от московского ига, а для Запорожья эти тягости выставлялись еще чувствительнее. Мазепа уверял, что сам слышал. как царь говорил: "Надобно искоренить этих воров и злодеев запорожцев". У шведского короля, объяснял Мазепа, нет вовсе злых умыслов ни против Украины, ни против Запорожья. Король только преследует своих неприятелей — москалей, которые сами раздражили шведов, а теперь не в силах противостоять им и бросились на Украину, где. поступают хуже, чем шведы, которых выставляют чужими неприятелями. Запорожцы вместе с малороссиянами должны радоваться прибытию шведского государя, потому что оно подает всем возможность свергнуть с себя московское ярмо и стать свободным, счастливым народом. Затем в послании Мазепы приводилась прежняя сказка о намерении царя перевести малороссиян за Волгу.

Мазепины посланцы привезли кошевому деньги. Костя Гордеенко тотчас же стал раздавать их товарищам, и те, выслушавши письмо Мазепы, кричали: "За Мазепою, за Мазепою!" "Правда, — рассуждали тогда на этой раде, — царь прислал в Сечу деньги, но за это мы не должны служить царю против шведского короля и Мазепы: деньги, присланные к нам, были прежде отняты москалями у наших же братьев Козаков". Вероятно, они разумели тут удержание назначаемого в Сечь жалованья по поводу бывшей жалобы турецкого паши за грабеж греческих купцов. Много подействовало на запорожцев и полученное письмо крымского хана: он подавал совет держаться гетмана Мазепы и обещал помогать запорожцам в нужде. Нестулей с своими товарищами, бывшими в Переволочне, несколько было поупрямился, но потом склонился на сторону Мазепы. Костя Гордеенко написал к шведскому королю, что все запорожцы на его стороне, испрашивают его покровительства, готовы на всякие усилия для восстановления своей свободы и молят Бога об успехах шведского короля. По настоянию кошевого, с письмом в таком смысле отправлена была депутация из запорожцев к шведскому королю. Депутаты прибыли в Будища[292] 19 марта и были допущены к королевской руке. Им устроили угощение, но фельдмаршал Реншильд заметил, что запорожцы безобразно пьянствуют, и постановил с ними условие, чтобы десять из них, которые представятся королю при последней аудиенции, не напивались ранее обеда, потому что король пьяных не терпит. Запорожцы сдержали свое обещание, но с трудом.

В то время, когда эти запорожские депутаты находились в шведском стане, другие их братия, возбужденные Костею Гордеенком и Нестулеем, начали неприязненные действия против русских. Сперва в Кобыляках напали они врасплох на 60 человек сонных и 40 из них изрубили, а на другой день в Цариченке[293] напали на бригадира Кампеля, стоявшего там с тремя полками. и задали такой переполох, что Кампель едва убежал с 400 своих солдат; 115 человек было взято запорожцами в плен. Этот успех сразу ободрил низовскую удаль: набралось тысяч до пятнадцати сечевиков и гультаев; они овладевали городками по Орели и по Ворскле, прогоняли великороссийские гарнизоны, а жители того края, которые перед тем из боязни, не зная к кому приставать, скрывались в лесах, теперь возвращались в свои жилища, и, повинуясь запорожцам, доставляли запасы шведам.

26 марта прибыл к Будищам сам Костя Гордеенко с своими товарищами. Не допуская их за полмили до Будищ, Мазепа послал к ним навстречу каких-то двух полковников с отрядом в 2000 человек, чтобы их провести в Диканьку, куда приглашал Костю на свидание. Костя Гордеенко вступил в дом, где уже находился Мазепа (вероятно, то был дом Кочубея, которого хозяйка находилась тогда в Слободской Украине). Запорожских гостей встретили мазепины старшины — и Костя Гордеенко, в знак уважения, склонил перед ними свой бунчук. В другой комнате стоял Мазепа перед столом, на котором лежали знаки его гетманского достоинства. Гордеенко поклонился ему, склонил перед ним свой бунчук и говорил: "Мы, Войско Запорожское низовое, благодарим вашу милость за то, что вы, как и подобало главному вождю украинскому, приняли близко к сердцу судьбу, постигшую наш край, и предприняли освободить его от московского рабства. Мы уверены, что с этой целью, а не для ваших собственных выгод, не из каких-нибудь приватных видов решились вы прибегнуть к протекции шведского короля. Мы хотим верно вам содействовать, мы разом с вами будем жертвовать и кровию, и жизнию своею, будем во всем повиноваться вам, лишь бы достигнуть желанной цели. Умоляем вашу милость понести на себе эту тяготу, а мы, по возможности, станем помогать вам нести ее. Благодарим вас равно и за то, что известили нас о намерениях и о благосклонности к нам шведского короля. Мы за тем сюда прибыли, чтобы испросить у его величества протекцию себе и надеемся получить ее при содействии вашей вельможности. Готовы пред Богом принести присягу в верности и повиновении вашей милости, но желаем, чтоб и ваша вельможность обязали себя присягою действовать в согласии с нами и оказывать нам содействие в деле спасения отечества".

Мазепа отвечал: "Благодарю вас, запорожцы, за доверие ко мне. Славлю ваше ревностное желание добра отчизне. Бог мне свидетель, что, отдаваясь в руки шведского короля, я поступал не по легкомыслию и не из приватных видов для себя, а из любви к отчизне. У меня нет ни жены, ни детей: я мог бы удалиться в Польшу или куда-нибудь и спокойно провести там остаток дней моей жизни; но, управлявши столько времени Украиною с заботливостью и верностью, насколько доставало у меня способностей, я по долгу чести и сердечной любви не могу сложа руки оставлять этот край на произвол неправедного угнетателя. Мне слишком известно, что царь намеревался переселить нас всех в иной край, а вас, запорожцы, всех повернуть в драгуны и ваши жилища разорить дотла. Если вы, запорожцы, еще сохранили вашу свободу,то этим обязаны вы только мне, Мазепе. Если бы замысел царский осуществился, вы все были бы перевязаны, перекованы и отправлены в Сибирь. Уже Меншиков двигался с ужасающею силою войска, и нужно признать особое руководительство Провидения над нами, что в эту самую пору шведский король вступил в наш край и подал всем доброжелательным людям надежду на освобождение от угнетателей. Я счел своим долгом обратиться к шведскому королю и надеюсь, что Бог, избавивший нас недавно от опасности, поможет нам свергнуть с себя постыдное иго. Будемте заодно, запорожцы! Я обяжусь вам присягою, а вы с своей стороны присягните мне в неизменной верности и дружбе".

Все бывшие с Гордеенком слушали этот разговор. Запорожцы не позволили бы своему кошевому говорить с гетманом наедине без свидетелей. Ничто так не поддерживало независимости в запорожском товариществе, как обычай, всегда соблюдаемый, чтобы вождь не говорил ничего иначе, как от имени своих товарищей и в их присутствии. От этого — счастливый ли исход получали их предприятия или несчастливый — никто за то единично не отвечал, потому что все принимали участие на совещании и каждый мог там свободно высказать свое мнение.

Нелегко было воздержаться запорожцам от своих обычных приемов грубости и дикости. После представления гетману запорожцев пригласили к обеду; кошевой и старшины за одним столом с гетманом; всех равно угощали изобильно. В течение обеда они все хвалились своею привязанностью к гетману и готовностью во всем повиноваться ему; но когда опьянели и стали уходить из гетманского покоя в отведенное им помещение, то стали хватать и уносить с собою разную утварь. Дворецкий дома хотел не допустить такого бесчинства и обратился к запорожцам с жесткими замечаниями, хотя за обедом пил с ними вместе не меньше прочих. "Вы, — говорил он запорожцам, — рады были бы ограбить этот дом; такой у вас обычай — делать подобное, куда вы только заберетесь". Запорожцы не стерпели таких замечаний от человека, которого происхождение считали низким, и пожаловались своему кошевому. Гордеенко вообразил, что обида была сделана умышленно ему лично и что сам Мазепа напустил дворецкого. В досаде Гордеенко приказал всем запорожцам седлать лошадей и хотел с ними уезжать, не простившись с гетманом. Но Мазепа узнал об этом в пору и послал к Гордеенку сказать, что сожалеет о случившемся беспорядке, а чтобы доказать свою невиновность в этом деле, готов им отдать дворецкого на расправу. Такая снисходительность утишила Гордеенка и его товарищей. Дворецкий был им выдан головою. Запорожцы повалили его на землю, топтали ногами, перебрасывали его между собою от одного к другому, наконец один из них ударил дворецкого ножом в живот, и дворецкий умер под этим ударом".  http://az.lib.ru/k/kostomarow_... (Костомаров.  Мазепа. гл. 15).

В этой истории мне самым мерзким в поведении Мазепы видится даже не сама измена как таковая. Самым отвратительным я нахожу его предательство собственного слуги (дворецкого), которого гетман отдал на расправу запорожцам.

Идейная борьба с неовласовщиной в 90-е. Писатель Владимир Богомолов против писателя Г. Владимова

Борьба с апологией коллаборационизма, главным образом власовства, в церковной среде, как я понимаю, разгорелась в 2009 году. В этом году была опубликована книга прот. Георгия Митрофанова "Трагедия России", в которй эта самая апология власовства имела быть место. Против о. Митрофанова тогда выступили православные историки и публицисты, например, диакон (ныне протодиакон) Владимир Василик. Хотя проблема церковного власовства существовала, как я понимаю, и ранее. Просто именно публикация митрофановской книги привлекло к этой проблеме особенное внимание.
В светском же обществе эта проблема обозначилась уже давно.
Писателем Г. Владимовым (бывшим диссидентом) был написан роман "Генерал и его армия" (журнал "Знамя", 1995, ?? 4 и 5) и статья "Hовое следствие, приговор старый" (там же, ? 8). В сем романе всячески прославлялся предатель генерал Власов. В ответ на это другой писатель, фронтовик, Владимир Богомолов (многим известны его произведения "Момент истины (В августе 44-го), повести "Иван" и "Зося") нааписал работу  "Срам имут и живые, и мертвые, и Россия", в которой он выступает против  провласовского романа Владимова.

В предисловии В. Богомолов заявил: "
Очернение с целью "изничтожения проклятого тоталитарного прошлого" Отечественной войны и десятков миллионов ее живых и мертвых участников как явление отчетливо обозначилось еще в 1992 году. Люди, пришедшие перед тем к власти, убежденные в необходимости вместе с семью десятилетиями истории Советского Союза опрокинуть в выгребную яму и величайшую в многовековой жизни России трагедию — Отечественную войну, стали открыто инициировать, спонсировать и финансировать фальсификацию событий и очернение не только сталинского режима, системы и ее руководящих функционеров, но и рядовых участников войны — солдат, сержантов и офицеров.

Тогда меня особенно впечатлили выпущенные государственным издательством "Русская книга" два "документальных" сборника, содержащие откровенные передержки, фальсификацию и прямые подлоги. В прошлом году в этом издательстве у меня выходил однотомник, я общался там с людьми, и они мне подтвердили, что выпуск обеих клеветнических книг считался "правительственным заданием", для них были выделены лучшая бумага и лучший переплетный материал, и курировал эти издания один из трех наиболее близких в то время к Б. H. Ельцину высокопоставленных функционеров.

Еще в начале 1993 года мне стало известно, что издание в России книг перебежчика В.Б. Резуна ("Суворова") также инициируется и частично спонсируется (выделение бумаги по низким ценам) "сверху". Примечательно, что решительная критика и разоблачение этих фальшивок исходили от иностранных исследователей; на Западе появились десятки статей, затем уличение В. Резуна во лжи, передержках и подлогах продолжилось и в книгах, опубликованных за рубежом, у нас же все ограничилось несколькими статьями, и когда два года назад я спросил одного полковника, доктора исторических наук, почему бы российским ученым не издать сборник материалов, опровергающих пасквильные утверждения В. Резуна, он мне сказал: "Такой книги у нас не будет.

Неужели вы не понимаете, что за изданием книг Суворова стоит правящий режим, что это насаждение нужной находящимся у власти идеологии?" Как мне удалось установить, заявление этого человека соответствовало истине, и хотя проведенные экспертизы (компьютерный лингвистический анализ) засвидетельствовали, что у книг В. Резуна "разные группы авторов" и основное назначение этих изданий — переложить ответственность за гитлеровскую агрессию в июне 1941 года на Советский Союз и внедрить в сознание молодежи виновность СССР и прежде всего русских в развязывании войны, унесшей жизни двадцати семи миллионов только наших соотечественников, эти клеветнические публикации по-прежнему поддерживаются находящимися у власти в определенных политико-идеологических целях".

Конечно, с тех пор утекло много воды и такой оголтелой русофобии (под маской антисталинизма и антисоветизма) уже нет, но есть еще продолжатели этого. Так что работа писателя Богомолова все же актуальна, особенно в свете последних событий на Украине, где подняли на знамя других гитлеровских приспешников (Бандеру и Шухевича)

Насчет Власове мне лично все понятно давно. Но интересно замечание Богмолова о нацистском военачальнике  Гудериане:


"О гуманном набожном Гудериане

В романе Г. Владимова из всех персонажей с наибольшей любовью и уважением, точнее, пиететом изображен немецкий генерал Гейнц Гудериан. Вот он, истинный отец-командир, "гений и душа блицкрига", ночью в заснеженной лощине, вблизи передовой, обращается с короткой речью и беседует с боготворящими его солдатами, для них он идол, и, естественно, даже рядовые обращаются к нему на "ты» "Прикажи атаковать, Гейнц!.. Десять русских покойников я тебе обещаю!.."

Вот он, нежный любящий супруг, уже в Ясной Поляне в кабинете Льва Толстого, сидя за столом великого писателя, пишет проникновенное письмо любимой жене Маргарите, а затем читает роман "Война и мир", проявляя при этом в мыслях удивительно высокий интеллектуальный и нравственный уровень, и, растроганный, умиляется поступку "графинечки" Ростовой, приказавшей при эвакуации из Москвы "выбросить все фамильное добро и отдать подводы раненым офицерам".

А вот и совсем другая краска: смело и независимо, как с подчиненным, он говорит по телефону с командующим группой армий "Центр" генерал-фельдмаршалом фон Боком, "прерывает дерзко вышестоящего" и, "не дослушав, кладет трубку"

Он такой, он может, он и самому фюреру, если надо, правдой-маткой по сусалам врежет, к тому же набожен и чист не только телом, но и душою, помыслы его возвышенны и даже, дописывая боевой приказ, он произносит вслух: "Да поможет мне Бог".

Hа двенадцати журнальных страницах воссоздан образ — замечу, самый цельный из всех в романе — мудрого, гуманного, высоконравственного человека, правда, в мыслях и самооценках не страдающего скромностью, впрочем, возможно, это сделано для большей жизненной достоверности персонажа. Неудивительно, что литературные критики из тусовочной группировки захлебывались от восторга, усмотрев в образе Гудериана одну из составляющих "нового видения войны" — мол, в Совдепии, при коммунистах, целых полвека гитлеровских генералов мазали исключительно черной краской, а они, оказывается, были славными, благородными, замечательными людьми..

...Возникает Гудериан и в статье Г. Владимова "Hовое следствие, приговор старый" ("Знамя", 1994, ? 8), причем личность этого "могущественного человека" оказывается здесь еще .более многогранной. Автор высказывает сожаление, что Гудериан не встретился и не взял себе в союзники: генерала-перебежчика А.А.Власова. Оказывается, "у Гудериана была своя идея: как вывести Германию из войны: предполагалось открыть фронты американцам, англичанам и французам и все немецкие силы перебросить на Восточный фронт: Если уже была оговорена демаркационная линия, то силы коалиции, не встречая сопротивления, дошли бы до нее и остановились — давши Германии, оперативный простор для войны уже на одном лишь фронте!"

Вот как славненько было придумано, и о нас ведь не забыли! Гудериан во главе гитлеровского вермахта и генерал Власов с дивизиями РОА при невмешательстве США, Англии и Франции объединенными силами навалились бы на Россию — сколько бы еще унтерменшей, гомо советикус, этих восточных недочеловеков положили бы в землю!.. Минутку — а фюрер где же? Его куда дели? По убеждению Г.Владимова, Гудериан должен был и мог бы сказать своему вождю: "А вы, мой фюрер, предстанете перед международным трибуналом". Вот, оказывается, где собака была зарыта — "душа и гений блицкрига", носитель "прусских традиций" ко всему прочему был еще и антигитлеровцем, антифашистом и в Ставке фюрера находился, судя до статье, на задании — чтобы, улучив момент, схватить шефа и водворить его на скамью подсудимых.

Кто же он был, Гейнц Гудериан,- в жизни, а не сочинительстве? Обратимся к фактам его биографии, которые остались за пределами романа и статьи Г. Владимова:

В ночь на 21 июля 1944 года, едва оправясь от покушения, Гитлер назначает "верноподданнейшего Гейнца" начальником генерального штаба сухопутных войск (ОКХ). В приказе по случаю вступления в должность Гудериан, очевидно, в силу своих "антифашистских" убеждений, писал: "Каждый офицер генерального штаба должен быть еще и национал-социалистским руководителем. И не только из-за знания тактики и стратегии, но и в силу своего отношения к политическим вопросам и активного участия в политическом воспитании молодых командиров в соответствии с принципами фюрера". Спустя трое суток — 24 июля — с благословения Гудериана в немецком вермахте, в основном беспартийном, воинское отдание чести было заменено нацистским приветствием с выбрасыванием руки — "Хайль Гитлер!". Весной предшественник Гудериана Цейтцлер и другие генералы отговорили фюрера от этого нововведения.

Одновременно Гитлер в знак особого доверия назначил Гудериана вместе с генерал-фельдмаршалами Кейтелем и Рундштедтом, как наиболее преданных ему людей, членами "суда чести", учрежденного Гитлером "для изгнания негодяев из армии". Уволенные генералы и офицеры автоматически пропускались через "народный" трибунал не менее фанатичного сатрапа Фрейслера и так же автоматически приговаривались к смертной казни; как правило, она осуществлялась двумя придуманными лично фюрером способами повешения: на рояльных струнах — "для замедленного удушения" жертвы или "как на бойне" — крюком под челюсть.

В своих мемуарах Гудериан вскользь упоминает о своем участии в "суде чести", сделав оговорку о своей якобы пассивности, однако быть пассивным там было невозможно: заседания судов "чести" и "народного", так же как и сам процесс казни, снимались кинооператорами, и сюжеты эти по ночам показывались Гитлеру в его Ставке "Вольфшанце". Видевшие эту хронику немцы свидетельствуют — и Гудериан, и Рундштедт, и Кейтель со злобными лицами буквально "выпрыгивали из своих мундиров", демонстрируя под объективами кинокамер свою ненависть к противникам фюрера, хотя "судили" они в большинстве своем невиновных и непричастных к заговору людей, многих из которых Гудериан знал по четыре десятилетия и больше — еще по совместному обучению в кадетских корпусах в Карлсруэ и в Гросс-Лихтерфельде под Берлином. Всего через "суд чести" было отправлено на казнь 56 немецких генералов и свыше 700 офицеров; еще 39 генералов в преддверии "суда чести" покончили жизнь самоубийством, а 43 погибли при различных "несчастных случаях" и таким образом тоже уклонились от позорной смерти.

Будучи начальником генштаба ОКХ, Гудериан с 1 августа по 2 октября 1944 года руководил подавлением Варшавского восстания, координировал действия эсэсовских частей Бах-Зеленского и соединений 9-й армии; выполняя директивное распоряжение — "расстреливать всех поляков в Варшаве, независимо от возраста и пола: Пленных не брать: Варшаву сровнять с землей", — давал конкретные указания о нанесении бомбовых ударов по кварталам города, занятым восставшими, и деловые рекомендации, как выдавливать повстанцев из зданий — выжигать огнеметами. При подавлении восстания погибло 200 000 поляков, а Варшава была превращена в руины. Активное участие вермахта в этой чудовищной карательной акции зафиксировано и в сотнях немецких документов, в частности, в широко известном приказе командующего 9-й армией, поздравившего с победой 3.10.44 г. от себя и от имени командующего группой армий "Центр" "всех солдат сухопутных сил, войска СС, авиации, полиции и всех других, кто с оружием в руках участвовал в подавлении восстания".

В бытность начальником генштаба ОКХ Гудериан по поручению Гитлера координировал с рейхсфюрером СС Гиммлером и его штабом карательные действия не только в Польше, но и в других странах, и наверняка, если бы ему после войны это вчинили, он бы сказал: "Я это делал не по собственной инициативе, а выполняя должностные обязанности, точно так же, как этим занимались и мои предшественники генералы Гальдер и Цейтцлер, да и другие высшие чины вермахта — Кейтель, Йодль, Варлимонт."

Поскольку Г. Владимов в своей статье высказывает недоверие к советским источникам и архивам, сообщаю, что все приведенные выше факты взяты исключительно из западных, "чистых" изданий (в частности, из книг: F. Schlabrendorff. Offiziere gegen Hitler. Zurich,1951; P. Carell. Unternehmen Barbarossa. Frankfurt a/M., 1963; I. Fest. Hitler. Verlag Utstein. GmbH, Frankfurt a/M. — Berlin — Wien, 1973).

В своем интервью ("Вечерняя Москва", 21.03.95) Г. Владимов уверяет, что, работая над образом Гудериана, он изучил "все, что написано о нем"; совершенно непонятно, почему же он не заметил, а точнее, в упор проигнорировал все изложенные выше факты и свидетельства, большая часть которых взята из книг, впервые опубликованных в Западной Германии, где проживает писатель. И советские, и немецкие документы неопровержимо подтверждают, что из всех вторгшихся на нашу территорию немецких армий самый кровавый и разбойный след в 1941 году оставили: 6-я общевойсковая генерал-фельдмаршала фон Рейхенау, а из танковых — 2-я генерала Гудериана...



... Германия, как и Россия, — страна идолопоклонников, и Гудериан для немцев, быть может, лучшая кандидатура в национальные божки — в отличие от большинства главных гитлеровских военных преступников он избежал суда. В конце войны, переехав тайком из Германии в Австрию, он сдался американцам. По их просьбе или заданию, находясь три года в заключении в Hюрнбергской тюрьме и в лагере, он написал несколько разработок, обобщающих опыт действий танковых соединений во Второй мировой войне и прежде всего в России, ему были созданы особые условия и доставлялись все потребные документы.

Несмотря на то, что не только Советским Союзом, но и Польшей, и Францией были переданы целые тома юридических доказательств военных преступлений Гудериана, он, как и обещали ему американцы, в июне 1948 года был освобожден — 17 числа этого месяца ему исполнилось 60 лет, другим мотивом была тяжелая болезнь сердца, что тоже соответствовало действительности. Однако главным явились политические соображения: был самый разгар "холодной войны", и западные союзники начали сокращать тюремные сроки немецким военным преступникам, а некоторых просто выпускать на свободу.

Гудериан прожил после войны девять лет, но ни в своих воспоминаниях, ни в статьях, ни в своих выступлениях в высших военных учебных заведениях США, куда его неоднократно приглашали, он ни разу ни словом не осудил захватнические цели агрессивных войн Гитлера, в которых активно участвовал. Он лишь сожалел о том, что время для их осуществления не всегда выбиралось точно, так, например, если бы не события в Югославии, на Советский Союз следовало бы напасть не 22 июня, а 15 мая 1941 года, как первоначально планировалось, — тогда блицкриг был бы успешно завершен до осенней распутицы и небывало морозной зимы.

Согласно планам германского командования Москва должна была пасть в середине августа 1941 года, а в сентябре немцы собирались достичь Урала. И еще спустя годы Гудериан сетовал на некомпетентное вмешательство фюрера — если бы не Гитлер, то с Советским Союзом было бы покончено через 3-4 месяца после начала войны.

Агрессивные человеконенавистнические идеи Гитлера об установлении мирового господства и порабощения других народов являлись для Г. Гудериана, как для представителя старого прусского генералитета, близкими и желанными. Об этом ясно сказал на Hюрнбергском процессе генерал-фельдмаршал К. Рундштедт:

"Hационал-социалистские идеи были идеями, заимствованными от старых прусских времен, и были давно нам известны и без национал-социалистов". Используя немецкое определение Гудериана как "гения и души блицкрига" и всячески апологетируя генерала, Г. Владимов старательно умалчивает, что целью этого самого блицкрига было завоевание жизненного пространства на Востоке — присоединение к Германии российской территории как минимум до Урала, захват Белоруссии, Украины и Кавказа, включая бакинские нефтяные промыслы, и превращение на завоеванной территории десятков миллионов населения в дешевую рабочую силу. http://militera.lib.ru/prose/russian/vladimov/app1.html

Читателям  рекомендую пройти по указанной ссылке и прочесть главы из работы Владимира Богомолова. Очень познавательно. Вообще   Владимир Осипович Богомолов - сам по себе очень интересная личность, а не только замечательный писатель.

Сысоевская "Божья кара" и просвирнинская "месть русских людей"

К моей статье "О священнике Данииле Сысоеве, Великой Отечественной войне и Божьей каре"
http://www.blagogon.ru/digest/991/
я хочу добавить, что не только уранополитический вождь о. Даниил Сысоев (вслед за прогитлеровскими иерархами РПЗЦ) считал, что 22 июня 1941 года (день нападения Германии на СССР)  - это радостный день, день Божественного Возмездия (как изрек о. Даниил, «Все небесные существа были в восторге, когда Бог воздает злодеям за их злодейства. И в истории СССР это видно необычайно сильно. Именно в день русских святых началась война, когда Бог воздавал кару гонителям, мучителям, богохульникам и злодеям»). Также считает и один из видных идеологов русского (точнее, псевдорусского) национализма - Егор Просвирнин, руководитель сайта "Спутник и погром", большой поклонник власовцев. Вот шедевр его "патриотической" мысли:

"22 июня у нас отмечается как День Памяти и Скорби. Не думаю, что это день памяти и скорби. Это ДЕНЬ ОТМЩЕНИЯ. С 1917-го года Советская Власть, состоявшая из кавказцев, евреев, прибалтов, азиатов, прочих меньшинств, самых тупых и подлых русских крестьян и рабочих, настолько тупых и настолько подлых, что они когда шли, то оставляли за собой следы дымящегося дегтя, уничтожала русский народ, русскую культуру и русское государство...

Большевики радовались, как дети. Они думали, что избавились от настоящей, от русской, от исторической, от Белой России навсегда. Что больше никто не помешает их Огненному Царству Красного Безумия, в котором лист за листом, лист за листом сжигали саму память о русской жизни. Что они отбились. Что пронесло. Что Россия и Европа проглотили невиданное оскорбление Белой Цивилизации. Что хам и азиат — хозяин, а белый европеец — ничтожество...
22 июня 1941-го года Белая Европа вернулась в Россию. Небо потемнело от самолетов. Земля затряслась от танков. Деревья зашатались от хохота — это хохотали сотни, тысячи чинов Русской Императорский Армии, вступившие добровольцами в Вермахт, СС или создавшие свои подразделения. Белые русские возвращались в красную совдепию. Без жалости. Без пощады. Без сантимента. Без проблеска сочувствия. Партбилет, заветная Книжечка Всевластия, символ принадлежности к высшей советской расе, внезапно превратился в метку обреченного, в которой был записан приговор.
Вырезали всех партийных. Сотрудничавших с партийными. Отдаленно похожих на партийных. Пощады не было никому. 70-летние кадровые царские офицеры добровольно записывались в полки рядовыми, лишь бы добраться до коммунистической глотки. Скалившаяся предыдущие 20 лет советская сволочь ощутила на своем горле холодные костлявые пальцы. Русские пальцы..
."  Тот бесконечный летний день. http://web.archive.org/web/20130504001136/http:/sputnikipogrom.com/politics/549/22june/
Конечно, про Бога здесь ни слова (кажется, Просвирнин вообще не верит в Бога), но все же сходство очевидное. У о. Сысоева (и прогитлеровских иерархов) - Божественное Возмездие, у националиста Просвирнина - месть Белой России злобным совкам.

Вновь и вновь повторяю, что безродные уранополиты и ультранационалисты (ни в коем случае не ставлю всех националистов в один ряд с Просвирниным, а имею в виду именно ультра) - внутренно удивительно похожи, хотя казалось бы - антиподы.

Кстати, про Просвирнина я в свое время писал -  "О цветах под украинские танки и самобичевании Просвирнина" https://ruskline.ru/analitika/2014/12/24/o_cvetah_pod_ukrainskie_tanki_i_samobichevanii_egora_prosvirnina Сей господин поначалу приветствовал Майдан и поносил пророссийских активистов антимайдановцев, а потом, когда восстал Донбасс, почему-то решил заделаться сторонником "сепаратистов". Не всем "сепаратистам" такие союзники понравились, надо сказать.

Об о. Данииле Сысоеве, взорванных нацистами храмах и спасенном Кракове

(Поправки и дополнения приветствуются)

Один из моих братьев во Христе как-то рассказал мне,  какое тягостное впечатление произвела  него что одна из продававшихся в церковной лавке книг многократно критикуемого мною о. Даниила Сысоева. Книга сия называется "Вопросы священнику" и в ней о. Даниил заявил, что немцы в Великую Отечественную войну не взорвали ни одного православного храма.  В этом мой брат во Христе узрел некую нацистскую апологию (что было с его стороны сильным преувеличением) и, конечно же, был сильно разочарован. По счастию, беседы с другими православными священниками убедили его, что мнение о. Даниила все же нетипично для православных священников. Я нашел эту книгу и тот вопрос, который привел моего брата во Христе в сомнение. В целом, кстати, книга о. Даниила показалась мне неплохой, но, как известно, ложка дегтя портит бочку меда.

Итак, о. Даниил Сысоев: "По сравнению с Советской властью Геббельс был жалким подражателем, слабаком и бездарностью по сравнению с пропагандой Советской власти. Например, назовите храм, который взорвали немецкие войска сознательно? Нет. А нам говорили и называли много храмов, например Успенский собор Лавры, колокольню монастыря Иосифа Волоцкого и многие другие, так вот эти храмы были взорваны красными. Когда красные шли, то они взрывали храмы по дороге, но при этом валили все на немцев.
А сейчас все выплыло наружу. Или, например, фильм про взрыв Кракова, когда там якобы немцы должны были взорвать Краков и красные своими усилиями освободили Краков, предотвратив взрыв. Дело было немного наоборот. Красные как раз то и взорвали королевский дворец Кракова. Это как раз то красная пропаганда. В случае войны это было иногда оправдано. Бывали случаи оправданные, когда использовались в военных целях".
Вопросы священнику Священник Даниил Сысоев //102. Кто творил беззакония в гражданскую войну белые или красные? https://mission-center.com/bookdaniilsisoevm/12072-dan-book-voprosi-svychennika


Пропаганда была всегда - и при Советской власти, и до нее, и после. Однако утверждение о. Даниила Сысоева о том, что немецкие войска не взорвали ни одного храма сознательно - весьма смело. История говорит о другом. Вот, к примеру: "В фондах Государственного архива Псковской области хранится более 90 тысяч документов, свидетельствующих о злодеяниях фашистов. Осенью 1943 года немецко-фашистское командование отдало приказ о массовом сожжении русских сел и деревень и угоне населения для принудительных работ в Германию. Сожженные и уничтоженные фашистами русские деревни – это особая по своей жестокости страница в истории Великой Отечественной войны... Фашисты расстреливали и заживо сжигали людей целыми семьями при малейшем подозрении на связь с партизанами. 5 декабря 1943 года в деревне Добровитки немецкий карательный отряд арестовал жителей и запер их в здании сельской церкви. Всех, кто пытался сбежать, расстреливали на месте. Затем храм Ильи Пророка был взорван, и все закрытые в нем люди погибли под его развалинами". http://province-pskov.ru/province/2012/124/1587 Немного подробнее об этом злодеянии здесь - http://pskovrajon.reg60.ru/news/06.12.18/23556 «Забыть нельзя!» Траурный митинг памяти невинных жертв фашизма в д.Добровитки Краснопрудской волости


Или вот о Тихвинском монастыре документ:

"7 апреля 1942 г.— Акт о разрушении и ограблении немецко-фашистскими оккупантами Успенского Тихвинского монастыря

Мы, нижеподписавшиеся, старожилы города Тихвина: Венедиктов Михаил Дмитриевич, проживающий по ул. Римского-Корсакова, 23; Шумкина Мария Кузьминична, проживающая по ул. Римского-Корсакова, 26; Проскуряков Константин Николаевич, проживающий по ул. Римского-Корсакова, 15, и Христофоров Александр Христофорович, проживающий по Советской улице, 87,— составили настоящий акт в том, что фашисты, находясь в городе Тихвине и некоторых других населенных пунктах района в течение одного месяца — с первых чисел ноября до первых чисел декабря 1941 г.,— творили гнусную расправу над мирным населением, учиняли грабеж православной Церкви, уничтожали церковное имущество, разоряли и сжигали церкви и монастыри.

На оккупированной ими территории немецко-фашистские разбойники устраивали в церквах конюшни для стоянки лошадей, а Тихвинский монастырь, постройки XVI века, был превращен ими в средневековый застенок. После изгнания немцев из Тихвина в одной из келий монастыря был найден труп изнасилованной и зверски замученной пятнадцатилетней девочки Лидии Колодецкой. У нее было прострелено бедро, вывернут большой палец ноги и переломлена другая нога. В следующей келье были обнаружены четверо полумертвых замученных мужчин — красноармейцы Громов и Такашов, стрелочник Михайлов и слесарь Степанов. Гитлеровцы раздели их, возили на салазках по улицам Тихвина, затем, окоченевших, бросили в нетопленой келье монастыря и держали там в течение шести суток без пищи.

Отступая, немецкие полчища разграбили церковное имущество монастыря, а само здание взорвали и подожгли. В результате варварских разрушений немецкими оккупантами Тихвинского монастыря ими повреждено: придел Успенской церкви постройки 1505–1515 годов с куполом в виде луковицы; звонница-колокольня с тремя просветами и двумя шпилями постройки 1743 года. Разрушено: Покровская церковь с пристройкой — большой монашеской трапезной, постройки 1783–1790 годов, с подвальными арочными перекрытиями; настоятельский (архимандричий) корпус постройки 1726–1810 годов; Вознесенская церковь постройки 1795–1796 годов; двухэтажный казначейский корпус постройки 1798–1810 годов; монастырский двухэтажный корпус постройки 1795–1805 годов; Воздвиженская церковь постройки 1830–1835 годов, с одноэтажной проходной аркой, на каменном фундаменте; Апостольская церковь постройки 1820–1824 годов, двухэтажная, на каменном фундаменте; архиерейский двухэтажный корпус постройки 1785–1793 годов.

Оставляя Тихвин под натиском частей Красной Армии, немецкие варвары ограбили православный Тихвинский монастырь. Со всех находящихся там икон они содрали позолоту, сняли серебро, уничтожили иконостасы, поломали хоругвии с древками, украли ризы, сняли с икон бархатные обложки и басму, похитили бархатную, отделанную серебром и золотом ризу с головными венцами.

В Успенской церкви на царских вратах похищены 6 овальных икон и в иконостасе 2 серебряные позолоченные иконы; также похищена икона Тихвинской Божией Матери. С целью сокрытия своих преступлений немцами при отступлении были взорваны и подожжены три церкви Тихвинского монастыря и пять корпусов.
О чем составили настоящий акт: краевед М. Д. Венедиктов, домохозяйка М. К. Шумкина, директор Краеведческого музея К. Н. Проскуряков, председатель уличного комитета при горсовете А. Х. Христофоров". http://www.sedmitza.ru/text/410795.html

Теперь про упомянутые о. Даниилом Успенский собор Лавры и  колокольню монастыря Иосифа Волоцкого. Последняя была действительно взоравана нашими, и чисто по военным причинам. Как сам о. Даниил сказал: "В случае войны это было иногда оправдано. Бывали случаи оправданные, когда использовались в военных целях". Правда, о том, что наши это пытались свалить на немцев, инфы в интернете я не встретил. А вот насчет Успенского собора Киевской лавры - да, есть инфа о том, что кое-кто уже в наше время пытался приписать это злодеяние Советским войскам. Однако все это оказалось бездоказательным, напротив, доказано было, что это было совершено именно нацистами. Об этом можно прочесть в статье https://www.2000.ua/v-nomere/aspekty/istorija/kto-vzorval-uspenskij-sobor_arhiv_art.htm "Кто взорвал Успенский собор", автор -
Евгений Павлович КАБАНЕЦ, ведущий научный сотрудник отдела истории Лавры Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника

Я же здесь процитирую слова члена Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию немецких злодеяний митрополита Николая (Ярушевича):


"Как член Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию немецких злодеяний, я осмотрел в ближайшие же дни весь город...

Бот я и у святых ворот Киево-Печерской лавры, той Лавры, которую знает весь мир как уникальный памятник нашей церкви, нашей истории, нашей культуры; Лавры, родной и дорогой каждому верующему сердцу. Только эти ворота, с их надвратной церковью, вторые входные ворота и колокольня уцелели на том пиру садистского разрушения наших святынь, какой устроили здесь временные захватчики.

Нельзя без пронизывающей все внутреннее существо скорби смотреть на груду развалин, высящихся на месте взорванной немцами так называемой Великой лаврской церкви, или Успенского собора, созданного в XI веке гением бессмертных строителей. Среди гор кирпича и камня стоят лишь кое-какие остатки двух столбов храма и части древней южной стены с живописью кисти знаменитого художника В. Верещагина, расписавшего весь храм внутри в 90-х годах прошлого столетня. В соборе хранились огромные ценности: рака с мощами св. Михаила, Митрополита Киевского, старинная лаврская ризница, древняя церковная утварь, древнейшие иконы и т. д. Перед взрывом собора немцы вывозили ценности в крытых грузовиках и, окончив черное дело ограбления, собор взорвали. От взрыва образовалось несколько огромных провалов в земле на окружающей собор территории, и, глядя на них, кажется, что даже земля содрогнулась при виде злодеяний тех, кто не имеет права на человеческое имя.

Так называемая «Верхняя лавра» разрушена немцами полностью. Кроме Успенского собора, их рукой ограблены и разбиты церкви: Больничная Никольская, Трапезная и все тридцать три монастырских корпуса, среди которых ценнейшие памятники архитектуры украинского барокко XVIII века: Митрополичий дом, Наместничий дом, Экономский корпус, Клирошанский корпус, кельи соборных старцев, лаврская типография, переплетная и др. Повреждены все четыре башни лаврской стены и разрушена часть стены в юго-восточном углу. В колокольне сожжены деревянные лестницы и балки, на которых висели колокола, упавшие на пол; украсть колокола немцы не успели. Точно страшный ураган пронесся по Лавре, все опрокинул вверх дном, рассыпал и разбросал могучие лаврские здания.

В Лавре расхищены и уничтожены все находившиеся в ней музеи (Исторический, Этнографический и др.), Всеукраинская историческая библиотека, лаврские архивы древнейших документов и библиотека Лавры, ризницы и ценности ряда киевских древнейших монастырей, музей Киевской духовной академии; разграблены все экспонаты по истории Украины XV—XIX веков (грамоты, нумизматика, печати и т. д.) и прочее культурное богатство, значение которого даже трудно подвергнуть какой-либо оценке.

В числе похищенного немцами из Лавры имеются такие уникальные вещи, как запрестольный крест X столетия, паникадила того же века, редчайшие образцы парчи первых веков христианства на Руси...

   Благодаря нашей доблестной армии немецко-фашистские оккупанты убежали из Киева на много раньше, чем предполагали сами. Этим можно объяснить то, что сравнительно меньше пострадали прочие храмы Киева.

С благоговейным трепетом вступил я под седые, темные своды Св. Софии, этого величайшего памятника русского и мирового искусства XI века. В Софийском соборе хранятся гробницы, в которых были погребены Равноапостольный Владимир, Равноапостольная Ольга, Ярослав Мудрый; стены храма покрыты драгоценными фресками XI века: Здесь же сохранялись изумительные фрески XII века, поставленные из Златоверхого Михайловского монастыря в Киеве. Эти михайловские фрески оказались ограбленными. Немцы выкрали, кроме них, богатейший музей киевских архитектурных памятников, помещавшийся при этом соборе. Они пытались выкрасть и знаменитую древнюю мозаику на центральной алтарной абсиде — «Нерушимую стену»,— но время им не позволило вынуть ее из стены. Сторож рассказывал нам, как немцы проявляли свое «хозяйское» отношение к Св. Софии: входили в шапках, курили, ковыряли ножами древнейшую мозаику и т. д.

Немецкие «крестоносцы» сожгли в Киеве Феодосиевскую церковь XVII века (остался один голый остов), частично разрушили Пантелеймоновскую церковь, повредили снарядами Александро-Невскую церковь. При своем уходе они подожгли известный Владимирский собор, внутри покрытый живописью корифеев русского искусства — художников В. М. Васнецова и М. В. Нестерова, но пожар удалось локализовать нашим пожарникам в первый же день вступления в Киев Красной Армии; обгорели только два купола.

«Защитники» христианства в полной мере показали и в Киеве свое «христианское» лицо". ЖМП апрель 1943 г. "Киев"  http://www.jmp.ru/ya43.php?ys=43&my=04&rm=STAT&sr=430408

Интересующимся этой проблемой могу рекомендовать статью кандидата Исторических наук О. Копыловой "Ущерб, причиненный Русской православной церкви в годы Великой Отечественной войны (по по материалам Государственного архива РФ)"
http://statearchive.ru/1177


Теперь отдельно о спасенном Кракове. В одном о. Даниил прав безусловно - наши взорвали Ягеллонский замок. Но тут, что называется, слышал звон, но не знает, откуда он.  Замок дейсвительно был взован нашими разведчиками-диверсантами во главе с майором Алексеем Ботяном (прототипом майора Вихря из изветного советского фильма, о котором и упоминает о. Даниил). Кстати, мина была установлена ПОЛЬСКИМ ПАТРИОТОМ, внедренным майором Ботяном в замок под видом грузчика. Почему был взораван замок? - В нем находилась взрывчатка, с помощью которой (внимание!) немцы хотели взорвать плотину и затопить Краков, строив ловушку для наступающей Красной армии. Т.е. советская пропаганда дейсвительно несколько лукавила, поскольку целью диверсионной группы было вовсе не спасение исторических памятников, которые все вмести взятые не стоят даже одной жизни советского бойца, а предотвращение немецкого плана по уничтожению частей Красной армии. И осуществив эту диверсию, наши дейсвительно спасли Краков и главное - находящихся в нем польских граждан. Польские и наши прозападные пропагандисты, конечно, всячески "опровергают" спасение Кракова. Но у меня нет причин сомневаться, к примеру, в том. что рассказывает сам Алексей Ботян. Вот здесь - https://iz.ru/news/321504

Сегодня, кстати, на 104 году жизни, легендарный "майор Вихрь" скончался. Светлая ему память.

Об апологии «царственных» предателей

 На РНЛ опубликовали мою статью http://ruskline.ru/news_rl/2019/08/12/apologiya_carstvennyh_predatelej/. Статья против иеромонаха Никона (Беллавенца), (российский церковно-общественный деятель, монархист-легитимист, духовник движения «За Веру и Отечество» (2001—2016)), против его апологии великого князя Кирилла, предавшего царя в 17-м, а после, в эмиграции, провозгласившего себя преемником Российского самодержца, и его сына Владимира, отметившегося дружбой с нацистами.
К слову сказать, о.. Никон отметился как власовский апологет еще в 2001 г., когда с активистами движения "За веру и Отечество" обратился в Главную военную прокуратуру, а потом в Верховный суд с просьбой о реабилитации ген. Власова и 11 его помощников. Понятно, что им было отказано.
"Отец Никон объяснил корреспонденту Ъ, что генерал Власов подпадает под постановление ВЦИК об освобождении от уголовной ответственности за содействие антифашистам: "Войска Власова освободили Прагу от немцев". С исторической же точки зрения, по мнению иеромонаха, генерал Власов был фигурой противоречивой: "В 1941-м он, командуя 20-й армией, спас Москву, и его портрет был в 'Правде' вместе с портретом Жукова". Он дважды выходил из окружения. Вообще, "РОА — это продолжение трагедии Гражданской войны — во власовском движении было свыше миллиона человек, нельзя же всех их считать предателями"". https://www.kommersant.ru/doc/289939


Характерно также интервью с о. Ннконом в 2009 г. (как раз тогда были серьезные дисскуссии по власовской теме в связи с книгой о. Георгия Митрофанова):
"- Не станут ли нынешние попытки изменить отношение общества к Власову одним из вариантов пересмотра итогов второй мировой войны? В конце концов и на Украине в наши дни пытаются обелить УНА-УНСО...

- Тем, кто захочет провести такую параллель, нужно помнить, что генерал Власов никогда не выступал с позиций какого-то узкоэтнического национализма. Идеей генерала было солидарное выступление всех народов Советского Союза против коммунистического порабощения". http://ruskline.ru/monitoring_smi/2009/09/10/neobhodimo_izbezhat_krajnosti_ocenok_lichnosti_generala_vlasova/

Русский публицист Геннадий Шиманов о священнике Димитрии Дудко (вкратце)

Геннадий Шиманов, как и Л. Бородин, был также диссидентом патриотического лагеря. Из вики: «По словами оппонента Шиманова, известного публициста и советолога А. Л. Янова, после изгнания А. И. Солженицына и ареста В. Н. Осипова Шиманов стал «одним из самых влиятельных идейных лидеров течения, которое я называю диссидентской Правой… Сочинения Шиманова представляют один из самых замечательных и индикативных феноменов идейного процесса, происходящего в сегодняшнем СССР»». Здесь я выложил отрывки из его воспоминаний, касающиеся о. Димитрия Дудко. Подробнее по ссылке внизу.


...Когда началась война, его забрали в армию, и он, ненавидя советскую власть, свою винтовку, как он мне рассказывал, бросил в туалет. Но ему это как-то сошло с рук - была неразбериха. …Когда началась война, его забрали в армию, и он, ненавидя советскую власть, свою винтовку, как он мне рассказывал, бросил в туалет. Но ему это как-то сошло с рук - была неразбериха. А после войны он поступил в Семинарию, в Троице Сергиеву лавру. Там-то его и арестовали – за его стихи. Но и видать кто-то стукнул. По-моему, он лет восемь отсидел, боюсь соврать. Воспоминая о войне, он говорил: «поразительная вещь, людей ободрали полностью, все у них отняли, но началась война и все равно они «За Сталина!», «За Родину!», «Вперед!»». Он никак не мог понять этого отношения простых русских людей. Он говорил, что очень рад, что никого не убил – иначе у него были бы канонические препятствия к рукоположению…
...Это уже было в 80-81 году. Я помню, на работе был телевизор, мы смотрели новости и ребята: «о, попа взяли за ..., он и заговорил теперь». Как раз показывали о. Дмитрия Дудко. Его перед этим арестовали. Он две недели (или больше) пробыл под арестом. А потом он раскаялся, и его покаяние показали перед всем миром. Выглядел он, конечно, очень жалко. После этого его отпустили домой. Каялся он в антисоветской деятельности. Я ему ночью позвонил, сказал, что хочу подъехать. Приехал к нему и сказал: «отец Дмитрий, я считаю, что Вы очень правильно сделали, что переменили свою позицию, стали на сторону советской власти, но надо было это делать раньше и не в такой форме. Главное, у него была смешная и неприличная фраза, которой он закончил это интервью: «и о семье надо подумать». Я ему все это сказал, но он был в шоке. И через день-другой, он написал обращение к своим духовным детям, которые от него тут же после покаяния почти все отвернулись, где просил прощения и каялся в своем покаянии. И он это тоже распечатал на машинке, раздал, и как это принято, один экземпляр оказался в КГБ. Его снова арестовали, за хобот и туда. Пришлось ему второй раз каяться. В общем, запутался человек совершенно. В конце концов, дали ему служить, но перевели в другой храм...
...он стал духовником газеты «Завтра», стал убежденным сторонником коммунизма и советской власти. А я ему еще раньше говорил, что надо было ее защищать, когда она еще была, а что сейчас после драки кулаками махать. Он ударился в крайность, предлагал причислить к лику святых не только Достоевского, но и Пушкина, Льва Толстого. Хотя его книги были очень слабые и в художественном и в ином отношении, но, тем не менее, в них всегда билась мысль о Боге. Исключение составляет его последняя книга - «Воспоминания»¸ где он разделывается со многими людьми. Дело в том, что из этих воспоминаний вытекает, что от него отвернулись почти все его знакомые, с которыми он вместе жил, участвовал во всем этом. Обвиняя других, он опускался даже до клеветы. Например, он в 70-х годах понес Феликса Карелина, назвав его талмудистом. Но при встрече я его спросил, что Вы имели в данном случае в виду? О. Дмитрий говорит, что я погорячился, сожалею об этом и прошу меня простить. Но здесь интересно, что он его публично, печатно талмудистом назвал, а извинялся келейно. Неужели человек не в состоянии понять, что надо было тогда публично и покаяться. Но этого он не сделал, щадил себя...
...точно также, как он не мог понять характер Великой Отечественной войны, и даже бросил свою винтовку в отхожее место, точно также он и конце своей жизни не мог понять, что вина-то за эту так называемую перестройку, за крах советской системы лежит на коммунистах. И он сам, пока советская власть была еще жива, никак ее не защищал, а стал защищать, после того, как все уже было сделано. Но несмотря на эти грехи и ошибки я считаю его человеком выдающимся для своего времени.
http://www.shimanov.narod.ru/Vospominaniya_2.htm