Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Украинский национализм: только для немцев.

Оригинал взят у mikhael_mark в Украинский национализм: только для немцев.

Идеологию украинского "интегрального национализма" у нас в основном называют коротко - бандеровщиной. Её сторонников - как тех, времён Великой Отечественной войны, гитлеровских пособников, карателей и полицаев, так и их нынешних последователей - именуют бандеровцами. Между тем, сам Бандера был настолько лишён какого бы то ни было творческого дара, что даже флаг для своей УПырячьей Армии не смог придумать сам - слямзил у белогвардейцев, нимало не заботясь, что сражались под этим флагом люди не за "вильну и самостийну", а за "Единую и Неделимую". Бандера был практиком -  организатором и террористом, но ни в малейшей степени не теоретиком.


Степан Бандера в немецкой военной форме.



Если же мы хотим разобраться в корнях и истоках такого явления, как украинский коллаборационизм во Второй Мировой войне, нам придётся обратиться к совершенно другим личностям. И к временам гораздо более давним - когда будущий обер-кат Украины был ещё самым обыкновенным школьником, а Гитлер ещё не успел прийти к власти в Германии. Ко временам, когда грядущую Вторую Мировую войну ещё ничто не предвещало.

Collapse )

Уранополитам о святосаввском национализме.

...Александр Люлька нашел, как он, вероятно, думает, одно весьма слабое место в «Основах социальной концепции РПЦ» - отношение Церкви к национализму.  Так, в своем блоге, в статье «ОСК о национализме и патриотизме», он пишет  следующее:

«Некогда я обращал внимание на стилистическое и терминологическое несовершенство "Основ Социальной Концепции Русской Православной Церкви" в разделе, посвящённом патриотизму и национализму, на двусмысленность сказанного там, а именно:

В ОСК, в п. II. "Церковь и нация" слово "национализм" встречается только один раз:

"национальные чувства могут стать причиной греховных явлений, таких как агрессивный национализм".

Больше про национализм - НИ СЛОВА. Отметим, что упомянуто оно в негативном контексте, в ряду таких понятий, как "ксенофобия, национальная исключительность, межэтническая вражда".

Слово "агрессивный" тут может означать две вещи:

1. исконно и существенно присущий;

2. крайняя форма явления, одна из возможностей.

В случае 1. это означает, что неагрессивного национализма не существует - по аналогии с "холодный лёд", "масляное масло" или "нечистый бес". В этом случае ОСК как бы говорит о том, что национализм плох сам по себе, любой национализм есть греховное явление.

В случае 2. предполагается, что есть какой-то неагрессивный национализм. То есть "агрессивный национализм" надо понимать по аналогии со словосочетанием "глупая книга" - бывают книги не только глупые, но и умные, или "православная монархия" - есть монархии и не православные. Тогда ОСК надо понимать так, что возможен как плохой национализм (который агрессивный), так и хороший национализм (неагрессивный).

К несчастью, ОСК не даёт однозначного ответа на вопрос о национализме».

Здесь А. Люлька явно лукавит, делая вид, будто ему непонятно. На самом деле ему, как и любому человеку, должно быть абсолютно ясно из текста, что Церковь выступает именно против агрессивных форм национализма, а не национализма вообще. Иначе об этом было бы сказано прямо. Я понимаю, что в связи с последними событиями на Украине слово «национализм» у  многих вызывает исключительно негативные эмоции, но мне хотелось бы кое-что пояснить по этому поводу.

Существуют различные определения национализма. Мне лично наиболее точным представляется это: «Национализм идеология и направление политики, базовым принципом которых является тезис о ценности нации как высшей формы общественного единства и её первичности в государствообразующем процессе». Вполне себе  нейтральное определение. Возможно, Александр Люлька с таким определением не согласится, и  приведет другие определения (к примеру, из советских словарей), где говорится о национальном превосходстве, шовинизме  и прочее. Однако приверженность уранополитов к советским определениям более чем странна, учитывая то, что вообще их отличает крайняя нетерпимость ко всему советскому.

Как бы то ни было, А. Люльке не составило бы  труда узнать, что говорили о национализме православные святые. Интернетом он пользоваться умеет. А говорили святые о национализме  не только плохое.

Вот что встречаем у св. Николая Сербского в его труде «Сербский народ как раб Божий»: «Национализм сербский всегда был универсально христианский, никогда не был узким и глупым шовинизмом. Вот как можно было бы определить сербский святосавский национализм: наводить порядок в собственном доме и избытком своей силы и своего богатства помогать каждому народу навести порядок в его доме. Или: служить Христу Богу на своей земле и в своем отечестве, по возможности же и от избытка сил – служить Христу Богу и по другим землям, близким и далеким, т.е. вплоть до России и до Горы Синайской, и даже и до отдаленных концов вселенной. Христианский национализм в универсализме и универсализм в христианском национализме». Как видим, никакой агрессии и национального превосходства.

Или вот из работы того же святителя «Национализм святого Саввы»: «Воистину душа серба на протяжении всех минувших семи столетий дышит этими основными началами святосаввского национализма. И сегодня сербу претит сама мысль о том, что его Церковью может управлять чужестранец, что священники – иностранцы, что служба Божия может совершаться на чуждом языке. Для него было бы немыслимо и даже комично предложение иметь иноземного короля. Ему отвратительно имперское завоевание чужой земли, чужого Отечества настолько, насколько дорога сердцу своя народная держава и свободное Отечество. «Свое храни, чужого не трогай» – это простая сербская пословица стала священной для каждого серба... Войско сербы считают народной обороной, сами же воюют как львы, но только тогда, когда совесть чиста, – не ради чужого, но ради освобождения своего Отечества, земли своих отцов. Такой национализм св. Савва определил, укоренил в народной душе и завещал своему народу в качестве идеала. Это его евангельский и органичный национализм».

Похоже, что кое-что из св. Николая Сербского Александру Люльке  приводили, по поводу чего он несколько лет назад написал у себя в Живом Журнале в заметке «Новости нашего национализма»: «Яндексу и Гуглю неизвестно ничего подобного "Nikolaj Velimirović Nacionalizam Svetoga Save" и т.п». Плохо искал Александр Люлька. Читатель может пройти по ссылке http://hic-war.8m.com/poliprav.html и почитать на сербском языке (если русский его не устраивает) работу «Nacionalizam Svetoga Save - Sveti Vladika Nikolaj Velimirovic».

Для А. Люльки существует только плохой национализм. В этом легко убедиться, если ознакомиться с его записями его блога. Вот, к примеру, его статья «Национализм для христианина – признак его ущербности», также написанная несколько лет назад (а с тех пор его взгляды не поменялись), в коей он заявляет:

«Национализм для христианина - это признак его ущербности.

И вот, что говорит о любви ученик святителя Николая Сербского преподобный

Иустин (Попович):

"Любовь ко Христу разветвляется на любовь к ближнему, любовь к истине,

любовь к святости, к миру, к чистоте, ко всему Божественному, ко всему

бессмертному и вечному. Все эти виды любви Божественны, святы и вечны,

потому что корень их Божественнен, свят и вечен. И корень этот - любовь ко

Христу. Все эти виды любви являются естественными проявлениями любви ко

Христу. Христос есть Богочеловек, и любовь к Нему значит всегда: любовь к

Богу и любовь к человеку. Любовь к Богу проявляется в любви к человеку как к

богоподобному существу, то есть как к одухотворенному брату"»

Не совсем понял, как эта и другие цитаты преп. Иустина, приведенные в статье, подтверждают этот тезис, ну да ладно. Не менее интересна следующая мысль А. Люльки:

«Национализм потому не может вести к любви ко всем народам, что для

своего питания он нуждается в подогревании ненависти к иным народам, в какие

бы благообразные и "справедливые" одежды эта ненависть не рядилась». Интересна она потому, что за ней также следует цитата преп. Иустина (Поповича):

«"Как любовь есть живая, творческая сила Бога, так и ненависть есть живая

творческая сила дьявола. Тот, кто действует ради любви, действует для всех

добродетелей Евангелия, а тот, кто действует ради ненависти, действует и

ради всех грехов. Как каждая добродетель есть причина света, так и каждый

грех есть причина тьмы, поэтому добродетели просвещают очи человека, а грехи

закрывают их, иными словами, ослепляют" (прп. Иустин Попович)».

Мысль преп. Иустина абсолютно верна, но в статье А. Люльки не совсем к месту. Ее можно отнести лишь к «агрессивным формам национализма», о которых говорится в ОСК, но не к национализму вообще, уж точно не к святосавскому национализму, сформулированному св. Николаем Сербским.  На самом деле у преп. Иустина (ученика св. Николая Сербского) слово «национализм» встречается не только в негативном смысле. В своем труде «Достоевский о Европе и славянстве» в главе «Тайна всеславянства и всечеловечества» Преп. Иустин говорит следующее:
«В славянском мире Достоевский является самым большим пророком и самым ревностным апостолом всеславянства. Славянская идея является одним из главных его пророчеств и одним из главных его благовестий. Богочеловеческий дух Православия нельзя загнать в узкое русло национализма, ибо своим всечеловеческим содержанием он (дух) тяготеет ко всеобщему единению людей во Христе и во имя Христа. Национализм, освященный и просвещенный Богочеловеком Христом, становится евангельским мостом ко Христову всечеловечеству. Только освященное и просвещенное Христом славянство обретает свое непреходящее значение в мировой истории и через всеславянство ведет к всечеловечеству. Все, что является православным, стремится к одной цели: к братскому объединению всех людей посредством евангельской любви и жертвенного служения всем людям.

По мнению Достоевского, славянская идея в высшем смысле ее - это прежде всего есть жертва, потребность жертвы даже собою за братьев с тем, чтобы "основать впредь великое всеславянское единение во имя Христовой истины, т.е. на пользу, любовь и службу всему человечеству и защиту всех слабых и угнетенных в мире". "Всеединение славян - это не захват и не насилие, а ради всеслужения человечеству... В этом самоотверженном бескорыстии России - вся ее сила, так сказать, вся ее личность и все будущее русского назначения". Любое дело, мысль, слово и чувство, которыми человек смиряет себя и становится слугой своему слуге, "послужит основанием к будущему уже великолепному единению людей, когда не слуг будет искать себе человек и не в слуг пожелает обращать себе подобных людей, как ныне, а напротив, изо всех сил пожелает стать сам всем слугой, по Евангелию"».

Надеюсь, читатель понял, что преп. Иустин здесь полностью солидаризируется с Достоевским? Вот еще отзыв святого о Достоевском в работе «Философские пропасти» в главе «Достоевский как пророк и апостол православного реализма»: «В новое время Достоевский — это прозорливейший пророк и самый красноречивый апостол Образа Христова». Конечно,  у преподобного можно встретить  и другие слова о национализме, но в данном случае он говорит о «национализме, освященном и просвещенном Богочеловеком Христом», и такой национализм, как, надеюсь, понял читатель, вполне богоугоден. Судя по всему, ученик св. Николая (Велимировича), преп. Иустин вполне разделял его концепцию святосавского национализма.

Я не являюсь апологетом национализма. В этой статье я защищаю  не национализм, а  критикуемый уранополитами патриотический раздел соборного документа - «Основ социальной концепции РПЦ». Возможно, этот раздел  немного не доработан и некоторые формулировки не вполне удачны. Однако обвинение А. Люльки (подхваченное, как я заметил, другими уранополитами) в двусмысленности этого раздела абсолютно несправедливо.

Патриотизм и национализм – явления несколько разного порядка, хотя и имеют некое родство. Патриотизм относится к области морали (см. определения патриотизма в подборке  «Христианский патриотизм в учении Церкви»), а национализм – скорее политики. Последний сам по себе - скорее нейтрален,  и может наполняться как положительным, так и отрицательным содержанием (к сожалению – чаще отрицательным, по причине склонности человека к греху). Святосаввский национализм мне импонирует, но что касается наших современных идеологов национализма, то они мне в целом не близки. Однако я думаю, что некая толика здорового национализма русскому человеку все же нужна. Не такого, который проповедуют скачущие радикалы, а того, о котором говорили наши святые – «освященного и просвещенного Богочеловеком Христом».

опубликовано -

http://www.inform-relig.ru/news/detail.php?ID=11013&sphrase_id=15305954

                                                                                             

О голодоморе, кровавой гэбне и евроинтеграторах

Оригинал взят у mikhael_mark в О голодоморе, кровавой гэбне и евроинтеграторах

Говорить о "голодоморе" сложно. И тема эта достаточно скользкая, особенно если твой журнал читают украинцы. Поэтому я заранее хочу предупредить: я не собираюсь бередить их исторические раны и опровергать факты, ставшие для них поводом для национального траура. Вопрос не в том, был ли голодомор в начале 1930-х годов, вопрос в том, кто и как вёл себя в этих трагических обстоятельствах.

Давненько я не возвращался к личности полковника Д.Н. Медведева. Между тем, дела украинские дают повод снова и снова к нему возвращаться - ибо большая часть жизни этого героя Великой Отечественной войны прошла в Украине. О вкладе его в историю этой страны сегодня там предпочитают не вспоминать. Тем более есть повод помнить об этом вкладе нам.


Д.Н. Медведев. Довоенное фото.
Collapse )

___________________________________________________________________________

Collapse )

Немецкие христиане (протестанты) и нацизм

Интересная статья в ЖЖ Игоря Олейника " Крест и свастика: нацистская партия и немецкие церкви History Review, мой перевод с английского". Процитирую кусочек:

" Когда Гитлер получил господство над Германией, христиане ответили только бездействием, а иногда и молчаливой поддержкой. Одной из главных причин такого смирения христиан перед нацистами была неприязнь по отношению к либеральному веймарскому правительству. Легче всего это понять с точки зрения протестантов.

Со времён лютеранской реформации в XVI в. главы различных немецких государств управляли протестантскими церквями. После объединения Германии в 1871 г. церкви стали крепко связаны с империей кайзера и охотно проповедовали политические взгляды довоенного правительства, включая милитаристические заявления имперского строя. К примеру, в 1913 г. журнал Protestantenblatt («Протестантский листок») выражал мнение, что «пацифизм – это богохульство». При такой твёрдой поддержке имперского строя большинству протестантов было сложно принять поражение своей страны в 1918 г., а к Веймарской республике они испытывали глубокое недоверие. Скептическое отношение только усилилось после решения веймарского правительства отделить церковь от государства, подчеркнув этим личный характер религии. Протестанты вынуждены были принять новые законы и приспособиться к обстоятельствам, в которых они больше не имели государственной поддержки.

Этот переворот и то, что социалисты и католики получили, очевидно, наибольшую выгоду от нового политического порядка, подтолкнули большинство протестантского духовенства в сторону правого крыла политики. Пауль Альтхаус, президент Лютеранского сообщества, нападал на некоторые основополагающие ценности веймарского государства, заявляя, что он «против безответственности, контрацепции и абортов, против либер-капитализма и марксисткого духа в экономике и общественной жизни, против размывания государства, против изнеженной пацифичности политического облика, против разрушения уголовного права и отмены смертной казни». Подобная ненависть к излюбленным ценностям веймарского государства была широко распространена среди протестантов и подталкивала их к участию в свержении социалистических симпатий к Веймарской республике. В 1925 г. перед президентскими выборами пастор Берлинской церкви призывал своих прихожан голосовать не за социалиста, а за его соперника-националиста Гинденбурга, заявляя: «Сегодня день, когда немцы должны сделать выбор. Сегодня народ должен показать, вернётся ли он к старой вере»".http://igorol.livejournal.com/7538.html


Нечто подобное и у нас имеет место быть... Конечно, это не значит, что нужно отказаться от борьбы за традиционные ценности, просто важно не переусердствовать, а то получим "православного Гитлера", как того желал генерал Краснов.